flag Судова влада України

Суддя-спікер господарського суду Харківської області, член Ради суддів України Тетяна Суярко для "Судово-юридичної газети"

12 червня 2017, 15:33

 

Что ждать от новых процессуальных кодексов?

Проекты процессуальных кодексов были разработаны Советом по вопросам судебной реформы при Администрации Президента Украины и представлены на рассмотрение парламента как законопроект №6232.

Но несмотря на то, что инициатором законопроекта выступил сам Гарант Конституции, а документ был зарегистрирован как неотложный, основной законодательный орган страны не спешит с его рассмотрением.

А ведь затягивание с принятием кодексов, как говорят эксперты, приведет к срыву работы нового Верховного Суда: он не сможет функционировать без принятия изменений, т.к. действующее процессуальное законодательство не подстроено под структуру судов, предусмотренную новой редакцией закона о судоустройстве.

Если парламентарии поддержат законопроект №6232, то наибольшее количество изменений претерпит Хозяйственный процессуальный кодекс. Фактически разработчики предлагают новую редакцию ХПК, которая, с одной стороны, введет в хозяйственный процесс инновационные механизмы, а с другой, по мнению отдельных экспертов, — может существенно затянуть его. На сегодня, напомним, он является наиболее оперативным по сравнению с гражданским, уголовным и административным процессами.

Эксперты прокомментировали «Судебно-юридической газете» основные моменты в проекте ХПК и других кодексов, на которые следует обратить внимани

КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

Юлия Бездоля, судья Хозяйственного суда Одесской области

«Несмотря на наличие определенных недочетов и необходимость технических правок, я отношусь к приверженцам проекта нового ХПК. Кодекс очень современный и прогрессивный, учитывает реалии нынешнего времени и явно написан оптимистами, что для меня близко.

Основные новеллы проекта ХПК:

1) роль судьи в хозяйственном процессе сводится к арбитру при полной состязательности сторон;

2) электронный суд;

3) унификация хозяйственного, гражданского и административного процессов (критика унификации, по моему мнению, заслужена лишь в части процессуальных сроков, которые всегда были предметом гордости для судей хозяйственной юрисдикции);

4) четкая взаимосвязь всех стадий судебного рассмотрения, включая исполнение судебных решений, что отвечает устоявшейся практике ЕСПЧ (судебный контроль за исполнением решений, новый порядок выдачи судебных приказов и исполнения решений);

5) введение судебной медиации (урегулирование спора при участии судьи) с широкими полномочиями судьи-«медиатора»;

6) построение хозяйственного процесса, исходя из экономической целесообразности для бизнеса (что отвечает самой сути хозяйственного процесса);

7) увеличение полномочий суда в части препятствования злоупотреблению процессуальными правами и введение мер процессуального принуждения (необходимость чего давно назрела);

8) институт свидетелей в хозяйственном процессе (требует доработки в части анонсированной факультативности, иначе может использоваться в качестве инструмента злоупотреблений и затягивания сроков);

9) новые для хозяйственного процесса институты приказного и упрощенного производств (требуют доработки в части критериев и объективности подходов каждого судьи к определению этих критериев, в частности в отношении малозначимости. Следует учитывать, что в практике судей хозяйственных судов часто бывает так, что дела с суммами иска, исчисляемыми миллионами гривен, с точки зрения правовой квалификации намного проще, чем имущественный спор с суммой иска 5 тыс. грн.).

Проектом существенно расширяется юрисдикция хозяйственных судов. Многие категории дел, в последние годы относимые судебной практикой к подведомственности хозяйственных судов и являющиеся спорными между юрисдикциями, теперь закреплены в самом Кодексе, в частности производные требования в спорах о праве собственности и других вещных правах.

Кодексом вводятся правильные предохранители от злоупотреблений в части территориальной юрисдикции, в случае объединения исковых требований по основному и обеспечительному обязательству территориальная юрисдикция правильно определена по основному обязательству.

Проектом унифицируются институты предупредительных мер и мер обеспечения иска, вводится отдельный институт обеспечения доказательств, расширен перечень мер обеспечения иска, а также вводятся правильные предохранители от злоупотреблений обеспечениями доказательств и исков в виде компенсации судебных издержек и убытков в связи с обеспечением доказательств и встречного обеспечения при обеспечении иска.

Весь проект Кодекса пропитан презумпцией высокого профессионализма и оперативности участников процесса. Очень сжатые сроки приказного производства, как и граничные сроки для подачи доказательств, отзыва, встречного иска требуют хорошей правовой подготовки участников процесса.

Принцип верховенства права и первое определенное проектом в ст. 2 задание хозяйственного судопроизводства — справедливое решение споров — плохо сочетается с сутью определенной судье роли арбитра, сужением полномочий при принятии решений, невозможностью признать недействительным связанный с предметом спора договор без ходатайства истца. На весах у судьи с одной стороны — полная состязательность сторон, с другой — необходимость всестороннего, полного и объективного установления фактических обстоятельств дела. Считаю, что роль исключительно арбитра судье отводить рано, суд должен не только способствовать участникам процесса, но и сам стремиться установить объективную истину по рассматриваемому делу.

Не поддерживаю предложенную проектом возможность судьи первой инстанции поставить под сомнение конституционность принятого ВР закона — считаю это своеобразным перекладыванием ответственности законодательной власти за качество принимаемых законов на судебную власть.

Проблемы на практике могут возникнуть и в связи с презумпцией надлежащей, качественной и оперативной (!) работы как ПАО «Укрпочта», так и экспертных учреждений, что сейчас является одной их самых болезненных тем в хозяйственном процессе.

Говоря об экспертах в проекте ХПК Украины, очень много вопросов вызывает вводимый институт эксперта в области права. В законодательстве отсутствуют какие-либо критерии для определения юриста экспертом в области права, не предусмотрена выдача таким экспертам квалификационных свидетельств, отсутствует ответственность за заведомо неправдивый вывод эксперта в области права, особенно в части толкования норм иностранного права и доктрин в иностранных государствах».

 

Татьяна Суярко, судья Хозяйственного суда Харьковской области, член Совета судей Украины

«Проект Хозяйственного процессуального кодекса, конечно, значительно «поправился» по сравнению с действующей редакцией. Не в последнюю очередь это произошло за счет того, что проект предусматривает несколько форм судопроизводства по рассмотрению хозяйственных споров. Новациями являются приказное и упрощенное исковое производство, да и общее исковое производство «не узнать». Указанный подход представляется мне весьма обоснованным. Путем внедрения разных форм судопроизводства субъекту хозяйственной деятельности, который обращается в суд за защитой своих прав, и суду, который призван обеспечить такую защиту, предоставляется возможность выбора одной из предусмотренных процедур, которая наиболее эффективна в данном конкретном случае. Как художник должен иметь палитру цветов, чтобы создать стоящее произведение, так и у суда должен быть не один инструмент для осуществления правосудия. Роль таких инструментов в процессе как раз и выполняют соответствующие процедуры рассмотрения дел.

Тенденция к дифференциации, диверсификации форм судебных процессов, упрощению судебных процедур — общемировая тенденция последних десятилетий. Согласно рекомендациям №R(84)5 Комитета министров Совета Европы государствам-членам касательно принципов гражданского судопроизводства, направленных на усовершенствование функционирования правосудия, следует внедрить конкретные правила, которые будут ускорять разрешение споров, в частности, по поводу неоспариваемого права и в случаях предъявления иска на небольшие суммы. Позитивный опыт существования подобных процедур имеют, например, Германия, Польша. С использованием упрощенных процедур там рассматривается значительное количество судебных споров, и это существенно уменьшает нагрузку на суды и позволяет уделять больше внимания действительно сложным судебным делам.

Безусловно, как и в любом процессе, в приказном производстве могут иметь место злоупотребления, поэтому должны существовать разумные предохранители. Это и внедрение уголовной ответственности за введение суда в заблуждение относительно действительных обстоятельств дела, и обязательное информирование должника о выдаче судебного приказа. По моему убеждению, предполагаемые сложности и возможные риски злоупотреблений не являются основанием для отказа от возможности сделать защиту прав хозяйствующих субъектов более эффективной с помощью упрощенных форм судопроизводства, в частности, приказного производства как абсолютной новации в хозяйственном процессе».

Олег Громовой, адвокат

Новеллой проектов новых процессуальных кодексов является введение в судебный процесс института медиации, предусматривающий примирение сторон спора с участием судьи до начала рассмотрения дела по существу.

Глава под названием «Урегулирование спора с участием судьи» содержит все три проекта кодексов. Насколько естественным является возложение функции примирения на судью? Уместно ли это в административном процессе? Попытаемся отыскать ответы на эти вопросы в контексте зарубежного опыта.

Проекты процессуальных кодексов содержат достаточно новелл, среди которых есть как прогрессивные, так и достаточно противоречивые. Одной из предложенных новелл является введение в судебный процесс института медиации, который предусматривает примирение сторон спора с участием судьи до начала рассмотрения дела по существу.

Предполагается, что проведение урегулирования спора с участием судьи будет осуществляться в форме совместных и (или) закрытых совещаний. Совместные совещания проводятся с участием всех сторон, их представителей и судьи. Закрытые совещания проводятся по инициативе судьи с каждой из сторон  отдельно. Таким образом, создается законная процедура коммуникации судьи и сторон вне судебного заседания, что ранее не допускалось.

На первый взгляд, функция примирения не свойственна судам, ведь в суд обращаются лица, которые исчерпали свои возможности решить спор мирно вне суда. В мире существует два метода разрешения споров — судебное разбирательство или решение спора альтернативными средствами через арбитраж или медиацию. Т.е. медиация рассматривается как альтернатива классическому методу — судебному разбирательству. Суд разрешает спор на основании доказательств и норм права, в то время как медиатор работает с интересами сторон спора. Для него доказательства и право не имеют решающего значения. Сам медиатор — не всегда юрист, а специалист в области психологии или социологии, что для примирения сторон может быть важнее.

При таких обстоятельствах можно понять судей, которые скептически относятся к возможному обязанности «мирить стороны», ведь деятельность медиатора требует определенных знаний и навыков, что для судьи не являются обязательными. Высококлассный юрист или судья далеко не всегда будет хорошим медиатором.

В то же время медиация, как метод разрешения споров, альтернативный судебному разбирательству, имеет ряд неоспоримых преимуществ. Общепризнанной является эффективность медиации. Например, Европарламентом и Советом ЕС принята специальная Директива от 21.05.2008 года «О некоторых аспектах медиации в гражданских и хозяйственных правоотношениях» с целью упрощения доступа к альтернативному разрешению споров, содействия их мирному урегулированию и обеспечения сбалансированных взаимоотношений между медиацией и судопроизводством. Кроме этого, медиация будет способствовать уменьшению нагрузки на суды и судей, сокращению сроков рассмотрения дел, уменьшению судебных расходов и т.п., поэтому расширение сферы применения процедур медиации является положительным для правовой системы государства.

Другой вопрос — должен ли медиацией заниматься суд и если должен, то в каких объемах и как при этом обеспечить надлежащее ее качество, эффективность и оперативность?

Прежде всего, следует отметить, что в зарубежных странах существует успешный опыт внедрения судебной медиации. Чаще всего в этом контексте вспоминают Нидерланды и Канаду. Кстати, пилотные проекты по внедрению медиации в судах проводились и в Украине, показав достаточно хорошие результаты.

Однако, особенностью успешной судебной медиации, во всех случаях, является то, что она проводится не любым судьей, а тем, который прошел специальное обучение и подготовку, имеет навыки медиатора и готов заниматься этой деятельностью.

Одним из основных принципов медиации является добровольность участия в ней сторон спора и свобода выхода из процесса медиации на любой ее стадии. В связи с этим достаточно логичным и обоснованным выглядит введение судебной медиации в гражданском и хозяйственном процессах, где участниками спора являются, как правило, субъекты, наделенные свободой воли и волеизъявления, которые пользуются своими гражданскими правами по своему усмотрению. Поэтому вопрос участия в процедуре медиации, выхода из нее, объема «уступок» собственными интересами ради решения спора — все это полностью зависит от автономной воли субъекта гражданских правоотношений.

В противоположность этому, в административном судопроизводстве одним из участников спора является субъект властных полномочий, который, согласно ст. 19 Конституции Украины, обязан действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, которые предусмотрены Конституцией и законами Украины. Конечно, ни о какой автономии воли такого субъекта не может идти и речи. Органы государственной власти и местного самоуправления осуществляют полномочия, которые по своей юридической природе являются  одновременно и правом, и обязанностью субъекта действовать определенным образом.

При таких обстоятельствах возникает вопрос: каким образом принцип добровольности медиации корреспондируется с императивными нормами, которые регулируют деятельность субъекта властных полномочий и определяют четкий и однозначный способ и порядок его действий? Даже само по себе согласие такого субъекта на участие в процедуре медиации, если возможность ее предоставления не предусмотрена Конституцией и/или законом, будет сомнительным.

Так, в упомянутой директиве Европарламента и Совета ЕС от 21.05.2008 года прямо предусмотрено, что ее действие не распространяется на налоговые, таможенные или административные правоотношения, или на ответственность государства за действия или бездействие при осуществлении властных полномочий (п. 2 ст. 1).

Такой зарубежный опыт следовало бы учесть и в Украине при подготовке новой редакции кодекса административного судопроизводства, исключив главу о медиации из его проекта. Учитывая приведенные обоснования, международный опыт, а также обычно жесткую вертикаль в структуре субъектов властных полномочий, трудно себе представить их добровольное участие в процедуре судебной медиации. Следовательно, указанные нормы проекта по судебной медиации в административном процессе заведомо «мертвые» и могут привести к затягиванию рассмотрения дела.

Как итог, можно отметить, что медиация — это, конечно же, не панацея. Законодательное закрепление процедуры примирения сторон с участием судьи целесообразно оставить только в хозяйственном и гражданском процессуальном кодексах, где есть автономия воли сторон. В таком случае этот институт будет способствовать развитию альтернативных способов разрешения споров и приведет к снижению нагрузки на судебную систему, уменьшению сроков рассмотрения дел и улучшению качества судебных решений.

 

Олег Хрипун, председатель Киевского апелляционного хозяйственного суда

«На наш взгляд, представленный проект ХПК действительно является сложным и требующим детальной доработки, поскольку не способствует одинаковому пониманию и правоприменению одних и тех же норм.

В частности, в проекте содержатся такие термины, как: «заведомо безосновательный отвод» (ст. 44), «заведомо безосновательный иск» (ст. 44, 126); «иск, имеющий очевидно искусственный характер» (ст. 44); «правильное применение нормы права является очевидным» (ст. 294); «вопрос права, имеющий фундаментальное значение для формирования единой правоприменительной практики» (ст. 288); «дело имеет исключительное значение для участника дела» (ст. 288) и др. Они являются общими, нечеткими, носят субъективный и оценочный характер, а главное — нивелируют принципы правовой определенности и предсказуемости применения правовых норм как составляющие принципа верховенства права. Об указанных принципах говорится в отдельных решениях Европейского суда по правам человека и Конституционного Суда Украины.

По нашему мнению, попытки усовершенствовать правовое регулирование вопроса разграничения юрисдикций посредством предметного критерия являются прогрессивными. Также позитивным считаем урегулирование спора при участии судьи до начала рассмотрения дела по сути и внедрение норм о невозможности отмены правильного по сути и законного решения только по формальным соображениям. Кроме того, усматривается, что создание механизмов пересмотра дел в рамках единого кассационного пересмотра Верховным Судом обеспечит формирование единой судебной практики во время рассмотрения подобных производств.

Внимание привлекает ряд новых для хозяйственного процесса форм судебного производства, для которых установлены более длительные сроки судебного рассмотрения, нежели предусмотрено действующим ХПК. Это замедлит рассмотрение дел хозяйственными судами. Не будет способствовать быстрому судебному рассмотрению и введение в хозяйственный процесс института свидетелей (ст. 67) или возможности останавливать производство по делу в случае пересмотра судебного решения в подобных правоотношениях (в другом деле) в кассационном порядке палатой, объединенной палатой, Большой палатой Верховного Суда (ст. 229). Кроме того, вдвое продлен срок на апелляционное обжалование (ст. 257). В течение 20 дней судебное решение не набирает законной силы, и в случае, если суд не применил меры обеспечения иска и не удовлетворил исковые требования, это время может быть использовано ответчиком для совершения действий, которые сделают невозможным исполнение судебного решения в будущем, что может стать причиной дисбаланса интересов сторон. Таким образом нивелируется одна из особенностей хозяйственного процесса — оперативность рассмотрения дел.

Мы считаем, что процессуальное законодательство должно совершенствоваться в соответствии с требованиями настоящего, вместе с тем, изменения не должны вызвать отмену оптимальных решений, выдержавших проверку временем.

Ст. 238 проекта ХПК установлено, что принимая решение по делу, суд по заявлению истца, поданному до окончания подготовительного производства, может признать недействительным полностью или в некоторой части связанную с предметом спора сделку, которая противоречит закону, если истец докажет, что он не мог включить соответствующее требование в исковое заявление по не зависящим от него причинам. Однако возникает вопрос: если сделка противоречит закону, а истец не настаивает (не доказывает) на невозможности включения соответствующего требования в иск, как в таком случае суд может полно и всесторонне рассмотреть дело и вынести законное решение? Подобный вопрос возникает и в связи с тем, что проект ХПК фактически ограничивает право суда истребовать необходимые для правильного рассмотрения спора документы. В то же время, неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, является основанием для отмены судебного решения и принятия нового, или изменения судебного решения (ст. 278).

Некоторые нормы проекта нуждаются в дополнительном изучении и доработке, поскольку могут привести к нарушению конституционного права лиц на судебную защиту. В частности, согласно ст. 126, в качестве меры обеспечения судебных расходов суд, с учетом конкретных обстоятельств дела, имеет право по ходатайству ответчика обязать истца внести на депозитный счет суда денежную сумму для обеспечения возможного возмещения будущих расходов ответчика на профессиональную правовую помощь и иных расходов, которые должен понести ответчик в связи с рассмотрением дела. В случае невнесения в определенный судом срок таких средств суд по ходатайству ответчика имеет право оставить иск без рассмотрения. При этом критерии для определения суммы расходов являются нечеткими и зависят от многих факторов: сложность дела, время, потраченное адвокатом, объем предоставленных услуг и пр. Такая норма процессуального закона даст возможность недобросовестным ответчикам злоупотреблять своими процессуальными правами. А в случае отсутствия у истца средств на оплату возможных расходов он фактически лишается права на судебную защиту.

Ст. 135 проекта ХПК установлен порядок временного изъятия доказательств для исследования судом. В частности, предусмотрено, что в случае непредоставления истребованных судом письменных, вещественных или электронных доказательств без уважительных причин или без сообщения причин суд может вынести определение о временном изъятии этих доказательств государственным исполнителем для исследования судом. Однако указанной нормой не установлено никаких сроков такого временного изъятия, а также оснований, при которых они должны быть возвращены стороне.

Нормой ст. 166 проекта ХПК об отзыве на иск предусмотрено, что если отзыв не содержит указания на несогласие ответчика с любым из обстоятельств, на которых основываются исковые требования, ответчик лишается права возражать против такого обстоятельства во время рассмотрения дела по существу, кроме случаев, если несогласие с таким обстоятельством усматривается из предоставленных вместе с отзывом доказательств, обосновывающих его возражения по сути исковых требований, или если ответчик докажет, что не возразил против любого из обстоятельств, на которых основываются исковые требования, по причинам, не зависящим от него. Из указанной нормы усматривается, что если лицо не предоставило отзыв против иска, оно вообще лишается права возражать против исковых требований во время рассмотрения дела по сути, т. е. фактически признает иск. Такая норма является некорректной, поскольку отзыв на исковое заявление является правом ответчика, а не его обязанностью».

 

Михаил Юркевич, председатель Хозяйственного суда Львовской области

«По сравнению с действующей редакцией ХПК, проект является более систематизированным, детально раскрывает отдельные институты процессуального права и содержит ряд нововведений. Однако ценность и эффективность законопроекта определяется не его объемом, а способностью правовых норм понятно регламентировать поведение суда и участников процесса при осуществлении правосудия по хозяйственным делам в каждой правовой ситуации.

Следует отметить, что в проекте ХПК, учитывая положения ст. 129 Конституции Украины, впервые среди основных принципов хозяйственного судопроизводства предусмотрено применение принципа верховенства права при осуществлении правосудия. Уточнены и усовершенствованы предметная и субъектная юрисдикция хозяйственных судов. Внимание сосредоточено на характере спорных правоотношений как основном квалификационном признаке дел, относящихся к юрисдикции хозяйских судов.

По-новому определяются формы хозяйственного судопроизводства. В частности, оно осуществляется по правилам, предусмотренным проектом, в порядке приказного производства, искового производства (общего или упрощенного).

Впервые вводится процедура урегулирования спора с участием судьи. Определенные новшества содержит и институт доказательственного права. В частности, предусмотрено, что средствами доказывания являются письменные, вещественные, электронные доказательства (в т. ч. текстовые документы, графические изображения, планы, фотографии, видео- и звукозаписи), заключения экспертов, показания свидетелей. Отдельное внимание уделено выводу эксперта в области права.

Наряду с этим, по нашему мнению, ряд положений проекта остаются дискуссионными. Например, ст. 2 определено, что задачей хозяйственного судопроизводства является справедливое, беспристрастное и своевременное разрешение судом споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, и рассмотрение иных дел, отнесенных к юрисдикции хозяйственного суда, с целью защиты нарушенных, непризнанных или оспариваемых прав и законных интересов физических и юридических лиц, государства. Из этого однозначно следует, что обращаться в суд лицо имеет право только в случае нарушения права, а не в случае возможности такого нарушения. Формально суд может отказать в принятии искового заявления, если нарушение еще не произошло, а только может произойти в будущем».

Алексей Крестьянинов, зампредседателя Харьковского апелляционного хозяйственного суда

«По сравнению с действующим Хозяйственным процессуальным кодексом проект нового ХПК кажется несколько громоздким, поскольку содержит 372 статьи вместо 129. Не исключено, что для лиц, не имеющих юридического образования, проект будет сложным для восприятия. Однако необходимо отметить, что при создании нормативно-правовых актов законотворцы должны придерживаться определенных требований юридической техники для того, чтобы создать совершенный юридический продукт.

Одним из наиболее ожидаемых позитивных изменений является введение в проекте единой системы электронного суда, что значительно упростит существующий документооборот как для судей, так и для участников процесса. Внимания заслуживает также введение института урегулирования спора судьей, который по заявлению сторон может выступать медиатором и способствовать мирному урегулированию спора путем проведения закрытых и/или общих совещаний.

Прогрессивным шагом является внедрение мер процессуального принуждения, поскольку действующим ХПК предусмотрено наложение штрафа только за неуважение к суду и уклонение от совершения действий, возложенных хозяйственным судом на сторону. Проект же предусматривает наступление юридической ответственности за препятствование оперативному и всестороннему рассмотрению дела — например, наложение штрафа за злоупотребление процессуальными правами, совершение действий или допущение бездеятельности с целью препятствования судопроизводству. К сожалению, сегодня такие случаи нередки, и предоставление суду права объективно реагировать на них позволит дисциплинировать стороны и обязать их добросовестно пользоваться своими правами.

Среди важных изменений, делающих процесс более эффективным, также следует отметить: усовершенствование процедуры обеспечения иска и применения встречных обязательств; введение в хозяйственный процесс возможности упрощенного производства; решение вопроса о заключении мирового соглашения на стадии апелляционного и кассационного производства путем признания недействительным решения суда нижестоящей инстанции; введение процедуры возобновления утраченного производства; введение постоянной коллегии судей; закрепление принципа пропорциональности и арбитражирования.

В то же время, попытка авторов документа унифицировать все судебные процессы может привести к потере имеющихся преимуществ хозяйственного судопроизводства. В частности, чрезмерная детализация и зарегулированность могут повлиять на такой показатель хозяйственного судопроизводства, как оперативность. Хозяйственные суды всегда отличались короткими сроками рассмотрения дел и их обязательным соблюдением. Значительная формализация процесса и введение несвойственных хозяйственному судопроизводству институтов приведет к увеличению сроков рассмотрения дел, затягиванию судебного процесса, что вряд ли будет способствовать развитию хозяйственных отношений.

Например, введение института свидетелей нельзя назвать позитивной новеллой, поскольку хозяйственные суды рассматривают споры, связанные с предпринимательской деятельностью юридических лиц и физических лиц-предпринимателей, которая основывается, прежде всего, на заключении хозяйственных договоров. Суд выносит решение на основании доказательств по делу, в которых содержатся фактические данные, устанавливающие наличие или отсутствие обстоятельств, лежащих в основе требований и возражений сторон. В соответствии с действующим ХПК, такими средствами могут быть письменные и вещественные доказательства, заключения экспертов, пояснения представителей сторон и иных лиц, участвующих в судебном процессе.

Несовершенным нововведением в проекте является и обязательное подготовительное заседание, которое будет проводиться не позже 30 дней после открытия производства, а срок общего подготовительного периода будет составлять 60 дней. В результате имеем увеличение срока рассмотрения дела, при этом непонятно, зачем, ведь согласно проекту, стороны должны подавать доказательства вместе с исковым заявлением и отзывом.

Достаточно спорным является также введение в хозяйственном судопроизводстве приказного производства, которое в гражданском процессе не имеет высокого уровня эффективности.

АДРЕСА МАТЕРІАЛУ:

http://sud.ua/ru/news/sud-info/104908-chto-zhdat-ot-novykh-protsessualnykh-kodeksov